Got a twelve-gauge heart with your name on it
Задумался.
Вокруг кишмя кишит какой-то адский котёл мнений, реакций, ответов на разворачивающиеся в последние месяцы социальные явления, и каждая маленькая мушка-дрозофила, каждая инфузория туфелька, каждый студент факультета разработки желатиновых конструкций считает своим долгом высказать, что он думает, находит нужным, предполагает, в чём он твёрдо убежден, что следует делать и бла-бла-бла-бла - тьфу. По ветру треплются и колышутся языки людей, слышавших о ситуации лишь краем уха, однако их кровь уже будоражит чувство причастности к толпе несогласных, или к толпе согласных, или к толпе согласных, или к толпе согласных лишь на пятьдесят процентов, или к толпе согласных почти полностью, кроме пунктов а) и д). И ладно бы это вымораживало мою мелочную душонку - вполне понятное ощущение, но есть ещё те, кто действуют. Чем же они мне не угодили?
А не угодили, видать, тем, что с моей в высшей степени субъективной точки зрения, всё, что происходит, случается, делается, говорится, провозглашается - это части в какой-то дурацкой и подгнившей игре за влияние на людские массы в корыстных целях, и в связи с этим из угла моего сознания уже просматриваются направляющиеся в него первые буквы слова "ПОХУЙ".

@темы: Mister J has nothing to say.